конец старого мира
Лондон – один из тех городов, где живут не только люди. Бок о бок с ними ходят и другие существа, темные, опасные, страшные. Их можно встретить в толпе – и пройти мимо, даже не зная, кто они на самом деле. Здесь есть и люди необычайных способностей – те, кто может отделяться от собственного тела, блуждая среди призраков. Последние же мучимые своими страстями, так сильно привязывающими их к миру людей.
Однако главной угрозой как для вампиров, так и для тех, у кого есть особые способности, остаются самые обычные люди. Их называют Второй Инквизицией. И, кажется, она не намерена стоять в стороне.

Такая миловидная, даже безобидная. Эмир отлично разбирался, как в людях, так и в не ́людях, и за этой напускной дерзостью, он видел искренность. А в мире Сородичей не принято ее... читать далее

Bloody London

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bloody London » Мертвые и забытые » Steinolfr Winnicott, human [выбыл]


Steinolfr Winnicott, human [выбыл]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Steinolfr Winnicott| Стэйнольфюр Винникотт

http://funkyimg.com/i/2NyM9.gif

[Daniel Tighe]

Дата рождения: 1991
Возраст (на 2019 год): 28

Деятельность: программист-фрилансер, частный консультант


http://funkyimg.com/i/2MFN5.png

Рост:183
Вес: 69
Цвет глаз:светло-серый
Цвет волос:темно-каштановый
Стэн выглядит и ведет себя словно подросток, который в одночасье неожиданно для самого себя постарел. Будто его юное тело в пару прыжков преодолело несколько десятков лет и внезапно повзрослело. В нём угадывается та юношеская манера, с которой двигаются едва заматеревшие парнишки. Вызов и, вместе с тем, скованность, желание защитить себя читается во всём, что бы он ни делал: смотрит ли он, ходит или просто сидит. Его взгляд исподлобья, то ли от заранее подготовленного неодобрения, то ли от тяжелых надбровных дуг, низко опускающихся над его веками. Скуластое лицо, жесткое и выточенное, намекает на некоторую изношенность и худобу. Строгий аристократический нос с четкими крыльями ноздрей. И тонкие губы на слегка выступающей вперед челюсти. Под глазами Стэна приютились неизменные мешки и глубокие впадины, делающие его лицо особенно нездоровым. В уголках глаз и вокруг рта уже проступили едва видимые морщины,  и он этого очень стыдится.
Выверенный вкус в одежде - единственное, чем Винникотт, по его собственному мнению, может гордиться. Его образ напоминает эдакого городского ниндзя: практичная и удобная многослойная одежда, не стесняющая движений, необычный крой. Его выбор, безусловно, отличается вкусом, но не новизной - таких стиляг, как он, нынче целый Лондон. Отдельная особенностью является капюшон, под которым Стэн прячет свой осуждающий взгляд и длинные волосы.
Стэн готов играть того самого безразличного парня, который так нравится девочкам, до самого конца. До тех пор, пока не узнает кого-то достаточно хорошо. И тогда, быть может, этот кто-то догадается, насколько его израненное детское Эго жаждет теплоты и принятия. В остальном его отличает некоторое наплевательское отношение к себе и к определенным мелочам : беспорядок в квартире, голове, очевидная неизбирательность в друзьях и еде, намеренная пренебрежительность во всем, что касается собственного здоровья.

http://forumfiles.ru/files/0019/d1/d4/16405.png

Wasted

Он старательно пытался убедить себя, что не помнил то, что было в его детстве. Хотя и держал при себе несколько тривиальных и теплых воспоминаний: о кухонной стряпне его бабушки; о велосипеде, подаренном на семилетие; об охотничьей собаке отца, которую он, будучи мальчишкой, так сильно любил. Иногда он уговаривал себя забыть о том, что его настоящее имя намного длиннее и куда экзотичнее того, кем он называл себя сейчас.
О его семье никто и никогда не слышал ничего плохого. Позже в заголовках газет, которые скопятся  пыльным ворохом в почтовом ящике их заброшенного дома, так и скажут:"Это была обычная семья, и никто не мог предполагать о том, какой раздор происходил внутри". Его мать была домохозяйкой, а отец - заводчиком собак и кинологом. И в один прекрасный момент, по законам жанров самых отвратительных комиксов, мать Стэна пырнула ножом двоих собак, а потом убила себя. Вот и всё. Никто не расскажет о том, как накалялось ситуация в их доме, или о странностях этой кроткой тихой женщины. Или о том, что у кого-то вообще были предпосылки такого развития событий. Это просто произошло.

И если самое глубокое прошлое, связанное с его семьей и детским возрастом, он сознательно уговаривал себя позабыть,-или, по крайней мере, очень на то надеялся,- то воспоминания, относящиеся к юношеским, были до безобразия детальными и яркими. Сегодня он мог вспомнить даже то, на какой машине приехал в кампус, что изучал его сосед по комнате и какой номер журнала “для взрослых” они с другом впервые приобрели за травку у университетского старосты. Особенно ярким и бесполезным впечатлением, буквально въевшимся в память, была наклейка в грязном сортире на первом этаже его студенческой общаги.
Травка, надо сказать, была отдельной деталью юношества Стэна и его товарищей. Переживая стресс, неудачи или преследуемый навязчивыми состояниями, которые развились у него в постподростковом возрасте, мужчина неизменно возвращался к запретным каннабиноидам, чтобы снять напряжение. У его товарищей, надо полагать, были не менее важные причины.
Учеба давалась Стэну до неприличия легко. Его память, жадная, словно прожорливая червоточина, засасывающая в себя информацию и образы, выдавала нужные детали, слова и приёмы, которым их обучали профессора. Первый курс компьютерной безопасности закончился блестяще. Стэн будто помнил каждый символ, вбитый на экране компьютера, каждую уловку, каждый обходной шаг, от которого их учили защищаться. Профессора и деканат пророчили ему поистине великое будущее.
Днем юноша сиял в лекторие своими талантами, а по ночам, дрожа от подступающих слёз, старался забыться в наркотических приходах. Сомнений нет, он бы променял свою невероятную память на беспечность и спокойствие. На что угодно, что сделало бы его более приземленным, забывчивым, не выделяющимся.
Через полгода, уже на втором курсе, он постепенно начал придумывать для себя небольшие “ритуалы”: на первый взгляд, бессвязные между собой телодвижения, стремления, подсчет цифр.
Это немного успокаивало его расшатанную психику, давало призрачное ощущение контроля над собой и ситуацией. Сперва он пытался регулировать время, задавать себе какие-то команды на определенные цифры, увиденные на часах или на экране монитора. Цифр на последнем, тем временем, становилось слишком много. И оттого его разум начинал метаться, пытаясь извернуться так, чтобы угодить каждой причуде, пришедшей в его голову. Затем из невинных ритуалов это начало превращаться в нечто более навязчивое, управляющее его мыслями и движениями.
Когда он впервые ознакомился с трудами о феномене Баадера—Майнхоф (Частотная Иллюзия), ему понадобилось около нескольких часов, чтобы дочитать, на первый взгляд, небольшую лекцию. Уверенный, что навязчивый набор цифр, заставляющий его выполнять одни и те же дурацкие действия, - не более, чем когнитивное искажение, он придумал себе новые команды, которые, по его мнению, смогли бы вернуть ему хотя бы часть контроля над положением. Но всё становилось только хуже.
Всё закончилось на четвертом курсе, когда улыбчивый юноша в форме почтальона протянул ему конверт с уведомлением.

Дорогой Мистер Винникотт,
С превеликим сожалением вынуждены Вам сообщить о смерти…

Внезапно всё перестало работать: ритуалы, цифры, марихуана, которой Стэн обдолбался так кстати прямо перед приходом чертового гонца.
Его отец умер. А это значило, что теперь он - последний претендующий на семейное имущество.
У него был отец?..
Стэн стоял в дверном проходе несколько минут, застывший, дрожащими руками держа перед глазами уведомление. Ему бы смять его, выкинуть проклятый листок в урну. Хотя бы отвести глаза, хотя бы отвернуться. Между строк яркими пятнами вспыхивали отвратительные и страшные события прошлого. Они разъедали плотную дорогую бумагу уродливыми кляксами, расширяясь и заполняя собой всё пространство листа. На фоне материнских воплей, плача отца и бездыханного тела его любимой собаки горели всё те же слова: "С ПРЕВЕЛИКИМ СОЖАЛЕНИЕМ СООБЩАЕМ ВАМ".
И тогда Стэн снова провалился в забытье.

Он очнулся через несколько дней, в клинике, недалеко от центра Лондона. Врачи описывали его состояние, как шоковое, и лечили его от “острой реакции на стресс” и “синдрома навязчивых состояний”. Стимуляторы и успокоительные действовали слабо, но это позволяло Стэну немного придти в себя.

-Как Вы описываете своё теперешнее положение, Мистер Винникотт? - женщина в модных очках, возможно, старше его всего на пару лет, сидела напротив. Она смотрела заинтересованно и учтиво, готовая кивать и сопереживать каждому слову. - Что Вы почувствовали, когда лишились матери?
Она взглянула на него поверх своих дурацких очков так, будто пыталась углядеть где-то на его лице ответ на очевидный вопрос.
-Не знаю, - пожал плечами Стэн. -Думаю, что...никак.
Он, в свою очередь, сидел напротив неё, весь бледный, грязный и болезненный. Лечение от ОКР, похоже, пошло ему на пользу, но не в той степени, в какой было нужно. Некоторые лекарства слишком сильно притупляли все его органы восприятия, так что, ему оставалось просто сидеть, моргать, вяло отвечать на вопросы психоаналитика и вовремя сглатывать подступившую слюну. Может быть, еще иногда пытаться выглядеть чуть более нормальным, чем было на самом деле.
Через пару месяцев его выписали из больницы, однако след из бесконечных медикаментов и своевременных посещений терапевта продолжал тянуться. К нему примешивались слезные личные сообщения самого терапевта, с которой он несколько раз как-то совсем неуклюже потрахался после сеансов. Он презирал её за то, что она вообще решилась взглянуть на него и сразу же занес  в своей голове в графу “на всё готовых”. Себя он презирал еще больше: за свой внешний вид, за оскорбительные мысли о своем лечащем враче и, особенно, за каждую деталь её тела, плавающую на его подсознании, словно знамя его жалкой никчемной натуры.

Последние несколько лет он провел в доме своих родителей. Маленьком уютном здании с тремя пустыми спальнями на верхнем этаже. Спал и ел на кухне. Работал там же. Навыки и знания, полученные в ходе незавершенного обучения, были очень кстати и позволяли принимать нехитрые заказы по кодингу, программированию и взлому. Иногда ему удавалось проконсультировать какую-нибудь крупную фирму о том, как избежать фишинга и утечки данных. Платили прилично - хватало на то, чтобы содержать квартиру, отапливать комнату, в которой он спал, есть и пить, неплохо одеваться, принимать назначенные врачом медикаменты. И принимать кое-что другое.

Стэн постепенно учился сосуществовать с мыслью о том, что его жизнь окончательно не удалась. Он смотрел на своих сокурсников, успешных, взрослых и умных. Он смотрел на себя, на то, где он живет, складывал в хронологии все события, которые привели его в это место и в этот день. Конечно, он всё еще избегал многих из своих воспоминаний. Но некоторая притупленность, наплевательство и флегматичность, которые он научился со временем вырабатывать, помогали ему защитить себя. А еще помогал "Пигмент".
Это было своеобразной традицией. Ритуалу, одному из тех, которым, не смотря на плотно засевшее в мозгу лечение, он не мог отказать.
Он ждал намеченного времени. Полночь - и первый пункт соблюден.
Он садился на пол одной из пустых спален наверху. Обычно это была комната родителей, выходящая окнами на загаженный неухоженный сад и задний двор. Второй пункт соблюден.
Он принимал маленькую таблетку, запрокидывал голову назад, ожидая, когда последний пункт отправит его душу в странное волнительное путешествие. Третий...
Он, на удивление, не помнил почти ничего из того, что видел и слышал Там. И это ему нравилось, в какой-то степени… Нестыковки начали случаться, когда Стэн вспоминал, как недавно разговаривал со своим другом по кампусу, живущим через пару кварталов отсюда, а потом натыкался в интернете на его некролог, датированный 2015 годом.
Или встречал на улице соседку с маленькой псиной подмышкой. Они хорошо знали друг друга: она была приятельницей его матери и часто приходила к ним в гости, когда Винникотт был маленьким. Он хотел бы отметить своё особенное раздражение каждый раз, когда видел её добродушное лицо, но не мог понять, откуда именно оно приходит. А затем, дома, вспоминал о её похоронах. И о том, что псину ту задавил мусоровоз еще до того, как мать уезжала на сборище по поводу смерти соседки.
Стэн сильно прикипел к тем состояниям, что приносил странный наркотик. То ли от того, что “пигмент” был жутко "прилипчивый" и вызывал сильную зависимость. То ли от затуманенности, в которой мужчина пребывал каждый раз, получив желанную дозу. То ли от некоторого неочевидного стремления к саморазрушению: зачем чинить и заставлять работать то, что уже сломано? Не лучше ли его просто износить и выкинуть?
Однажды, в поискать ли того самого разрушения или любопытства ради, Стэн зашел туда, куда не отваживался заходить никто из всех его знакомых и соседей, когда-либо живущих на улице рядом или даже в квартале от. В его юности существовала некая байка про старый заброшенный дом на краю дороги. Все обходили его стороной, никто не смел даже сунуться на участок. Слухи о жутком жилище подкрепляли чередой новостей, которыми делились все соседи, словно городской легендой. Об испуганных детях, о потерянных вещах. О целой эпопее, произошедшей, пока власти пытались продать проклятый дом.
Дом Лейн Либьен.
Стэн ступил внутрь, отметив про себя, на сколько сильно этот дом похож на его собственный, разве что расположение комнат и стен было зеркальное. Разруха внутри его вовсе не испугала, хотя мысль о том, что в следующий раз ему следует либо расчистить весь мусор, либо захватить ходули, всё же проникла в его разум...
Он решил проделать свой неизменный домашний ритуал здесь: подняться по ветхим ступенькам наверх и, устроившись среди балок и торчащих досок, забыться на время, проглотив волшебную таблетку.

Раз, Два, Три. Лейн Либьен теперь внутри.

http://forumfiles.ru/files/0019/d1/d4/46726.png

Способности

Ментальные - социальные - физические
Стэн довольно ловок, когда дело касается собственного равновесия или спринта на небольшие дистанции. На большие, к сожалению, выносливости у него не хватает.
Он довольно эрудирован: благодаря невероятно хорошей памяти, он помнит немного того, немного этого. Может поддержать разговор на любую незначительную и непопулярную тему. От ловли покемонов на близлежащем кладбище до научных теорий и случайных "забавных фактов" о незнакомой мамаше. Обладает обсценным идиотским юмором, и интуицией, позволяющей определить, с кем шутить не стоит.
Достаточно хорошо разбирается в технологиях и всём, что с ними связано: практические знания программирования и хакинга, теоретические принципы роботостроения (навсегда остануться теоретическими, потому что дальше ловли лулзов от видео с танцующими роботами-пауканами и кучи прочтенных по поводу сборки подобных игрушек статей и туторов, двигаться не планирует), примерно понимает, как устроены масс-медиа, где найти номер дилера наркотой и какой IP выбрать, чтобы зайти в дипвеб.
Языки: английский, французский, различные языки программирования.

Дополнительно

Достоинства:Эйдетическая память.
Стэн помнит всё. Или буквально всё, потому что многие вещи ранят его настолько сильно, что он предпочитает думать, что их вообще никогда не было.
Недостатки: Пагубное пристрастие.
Тот еще наркот и куряга, не выпускающий из зубов сигарету (дядюшка Фрейд бы им гордился (с))
Пожалуй, слишком часто употребляет "пигмент", отчего не особо страдает. Или, по крайней мере, так думает.

http://forumfiles.ru/files/0019/d1/d4/10590.png

Планы на игру

Хочу быть крутым и модным охотником на привидений, дружить с каспером, носить модные очечи ночью, вваливаться в дома с призракими, крича "БАТЯ В ЗДАНИИ", бить ебасосину всяким "я -буквально- прозрачна с 13и лет" и убегать в стену

Связь с вами

я читаю ЛС

Как узнали о нас?

птичка на хвосте принесла

Выкладывая анкету, я выражаю согласие следовать правилам форума.

Отредактировано Steinolfr Winnicott (2018-11-27 07:04:44)

+5

2

Код:
<!--HTML-->
<center><div class="overl">
<div class="overltitle">Добро пожаловать!</div>

<div class="bloodyt">
<div class="bltit">Доброй ночи.</div>

<div class="bltxt">Добро пожаловать в Лондон, где ходят монстры, притворяющиеся людьми - и люди, постепенно утрачивающие свою человечность.<br> 

Но прежде, чем пройти дальше, создай в своей теме три отдельных сообщения: <br> 
<b>отношения</b>, <b>хроники</b>, и <b>убежище</b>. <br> 
Их ты можешь заполнять по ходу игры не только для своего удобства, но и для своих соигроков.</div>

<div class="overltitle2">Обязательно отпишись, прежде чем начать игру, в следующих темах</div>
<div class="overltitle2">Если у тебя есть затруднения с началом игры, обрати внимание на следующие ссылки</div>
<div class="overltext2">

<a class="linkbl" href="http://londonbynight.rusff.ru/viewtopic.php?id=37#p142">Занятые внешности</a> <br>

<a class="linkbl" href="http://londonbynight.rusff.ru/viewtopic.php?id=38#p144">Вакансии</a> <br>

<a class="linkbl" href="http://londonbynight.rusff.ru/viewtopic.php?id=24#p79">Заполнение профиля</a> <br>

</div>

<div class="overltext2">

<a class="linkbl" href="http://londonbynight.rusff.ru/viewtopic.php?id=8#p33">После принятия</a> <br>

<a class="linkbl" href="http://londonbynight.rusff.ru/viewtopic.php?id=21#p76">Поиск партнера для игры</a> <br>


</div>


<div class="bltit2">И не забудь: мы делаем игру вместе. Твоя активность нам очень важна.</div>
<div class="bltitt">Приятной игры и вдохновения! </div>


</div>
</div>
</center>

0

3

Отношения

0

4

Хроники

0

5

Дом

0


Вы здесь » Bloody London » Мертвые и забытые » Steinolfr Winnicott, human [выбыл]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC