конец старого мира
Лондон – один из тех городов, где живут не только люди. Бок о бок с ними ходят и другие существа, темные, опасные, страшные. Их можно встретить в толпе – и пройти мимо, даже не зная, кто они на самом деле. Здесь есть и люди необычайных способностей – те, кто может отделяться от собственного тела, блуждая среди призраков. Последние же мучимые своими страстями, так сильно привязывающими их к миру людей.
Однако главной угрозой как для вампиров, так и для тех, у кого есть особые способности, остаются самые обычные люди. Их называют Второй Инквизицией. И, кажется, она не намерена стоять в стороне.

Такая миловидная, даже безобидная. Эмир отлично разбирался, как в людях, так и в не ́людях, и за этой напускной дерзостью, он видел искренность. А в мире Сородичей не принято ее... читать далее

Bloody London

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bloody London » Семейные узы » Hrafnagaldr


Hrafnagaldr

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/yjDz1cT.png
Исландия. 2019. Колдуны против охотников.

0

2

Vйorr Юуrsson, 210 летЧистокровный колдун, глава дома Тора.
https://69.media.tumblr.com/b42233d733365e7c6722d91ef5c20ed4/tumblr_p76hioa15Y1wqb1rco1_540.gif
[Charlie Hunnam]

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

- Я убью тебя.  Я найду и убью тебя, где бы ты ни была, что бы ты ни делала, как бы ни скрывалась, я убью тебя, поганая сука. Клянусь именем Тора.
- Попробуй.

Это была ночь 7 ноября 1832 года. Я пришла в твой дом со своим мужем и убила твоих родителей. Жестоко, кроваво, открыто и ничего не страшась. В доме был ты, твой младший брат и младшая сестра. Все вы застали эпизод кровавой расправы и все вы не смогли ничего сделать. Они – потому что были детьми. Ты – потому что тебе не хватило сил и ты ненавидел себя за это большую часть своей жизни. Может быть, ты и задавался вопросом «почему?», но всегда знал на него ответ. Твои родители убили моего отца. Он пал в бою с ними двумя годами ранее и я не могла этого забыть. Потому что только дурак мстит сразу и только трус – никогда.

- Чего ты хочешь, Веор? Какого решения ты требуешь от совета?
- Ее казни. Ее и ее мужа-ублюдка. На меньшее я не согласен.

Ты был молод, став главой своего дома и едва успев похоронить родителей, когда потребовал у совета кланов того, что они не могли тебе дать. Ты верил в правосудие, в то, что совет примет верное решение, не понимая, что здесь властвовала не справедливость, а политика. Политика же была такова, что дом Ньерда не был одинок, его поддерживал дом Одина и дом Хель, их главы никогда бы не согласились на казнь, а этого было достаточно, чтобы сомневались и другие. Это вызывало в тебе ярость. Чудовищное убийство на глазах детей – разве это не причина для смерти? Совет посчитал, что нет. Нам с мужем вынесли приговор о пятнадцати годах заключения, и эта несправедливость всколыхнула в тебе жажду мести, ненависть и боль, которые не утихнут следующие два столетия.

- Они пойдут за тобой даже на смерть. Ты ведь знаешь. Но хочешь ли ты жертвовать  людьми ради своей мести?
- Как бы поступил хороший сын?
- Перерезал бы весь ее дом.
- Как бы поступил хороший глава клана?
- Тебе известен ответ.

Ты был хорошим главой клана, этого никто и никогда не взялся бы отрицать. Ты хотел равняться на своего отца, но на самом деле, ты был намного лучше, чем твой отец, потому что он мало заботился о человеческих жертвах и вспоминал о Торе только в контексте его силы. Ты всегда видел глубже. Как Тор был защитником людей, так и ты был им, меньше всего желая, чтобы твои люди страдали из-за твоих личных проблем. Будь оно иначе, ты бы устроил полноценную войну с домом Ньерда и неизвестно, кто вышел бы из нее победителем. Но лить кровь ради собственной жажды мести, ради собственных амбиций казалось тебе неправильным. То, что было у тебя с главой дома Ньерда, было только между вами. И ты вмешивал своих людей в это настолько, насколько они хотели быть замешанными. Впрочем, у тебя было достаточно воинов, которые были верны тебе не как главе клана, а как человеку, что был близок им и дорог. Они и стали твоей опорой на долгие годы противостояния, которому не было конца.

- Что ты сделал?
- То чего, мы оба хотели.
- Я спрашиваю, что ты сделал?!
- Забрал у нее ее выродка. Для матери нет боли сильнее, чем потеря ребенка.

Говорят, твой брат слегка повредился умом после того, что увидел в ту ночь. Говорят, приступы его ярости, гнева и насилия не мог сдержать даже ты. Говорят, что это он похитил моего сына. Говорят, это он хотел прислать мне его по частям. Но ты не позволил.  Для меня все это, конечно, не имело никакого значения. Впрочем, оправдываться ты был не намерен. Ты хотел вернуть ребенка в дом Ньерда, потому что эта вражда все еще была между нами и в ней не должны были страдать невинные. Мой сын был невиновен. Что же до меня… Да, раз уж так сложилось, то почему бы не свести счеты, которые ты жаждал свести много лет? Ты обменял моего сына на меня. Мне было плевать. Твой брат не ошибался. Для матери не существовало боли сильнее, чем потеря ребенка.

- И что теперь? Убьешь меня?
- Это было бы слишком просто.

Да, ты был прав. Умереть у тебя в поместье было бы для меня слишком просто. А потому, в те шесть дней я переживала муки Хельхейма при жизни. И там, где тебе не хватало фантазии в пытках и физическом насилии, тебе охотно помогал твой брат, что бил, насиловал и пытал меня сутками без устали. Как я не сошла с ума? Я понятия не имею. Я не просила тебя о смерти, но я очень ее ждала все то время, пока совет пытался решить вопрос о моем освобождении. Но когда-то они отказали тебе в правосудии. Почему ты должен был слышать и слушать их сейчас? Да, это была политика. Когда глава дома Одина заявил, что ты либо отпустишь его невестку, либо три дома объединятся против твоего, чтобы уничтожить всех до единого в твоем городе, это было веским аргументом, чтобы освободить меня.  Впрочем, ты сделал все возможное, чтобы шансы на мое выживание после этого плена сильно понизились. И домой я вернулась едва живой, а колдовская Исландия не видела меня еще четыре месяца.

- Да примет его Тор.
- Это все? Ты ничего не сделаешь? Ничего не скажешь? Не отомстишь?
- Я отблагодарю мужа Гудрун. Он лишил нас многих проблем.

Рагнар убил твоего брата во имя мести. Простить насилие над его женой он не мог, как не мог простить похищения сына. Ему плевать было на последствия, а ты… Что ж. Ты никогда не признавался в этом даже себе, но сумасшедший брат всегда был обузой и создавал слишком много проблем своими глупыми выходками. Сажать его на цепь было недостойно хорошего брата, но позволять ему бесчинствовать – недостойно главы дома. А потому его смерть хоть и принесла скорбь, вместе с тем облегчила тебе жизнь.

- Кто такая Гудрун Ньердсдоттир, папа?
- Женщина, чья жизнь не дает мне покоя, убийца твоих дедушки и бабушки и наш враг.
- А почему?
- Потому что так повелели Боги.

Намеревались ли мы давать этой войне виток в наших детях? Я не никогда не думала об этом. Но когда Фрейя впервые подралась с твоим сыном в стенах школы, я не знала, что мне на это сказать. Имели ли мы право учить наших детей милосердию, прощению и терпимости, если сами не были способны на подобное?

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖
ДОПОЛНИТЕЛЬНО О ПЕРСОНАЖЕ:
• Вы можете сменить ему имя на свое усмотрение, я нигде его не упоминала, но Веор – одно из имен Тора, что, в общем-то, очень символично, поэтому если решите оставить, я буду очень рада;
• Конечно, вы можете сменить внешность;
• Я прошу оставить у персонажа одного маленького сына шести лет, в остальном, личная жизнь на ваше усмотрение. Мы можем даже обсудить варианты, что какую-то жену Торссона, а может быть, и кого-то из его детей убила сама Гудрун, или они пали в бою, или что-то в этом роде;
• Хронологию конфликта я готова обсудить. Очевидно, что у персонажей были какие-то частные моменты – сражения, проклятия, открытые конфликты, столкновения и так далее. Я не продумывала их заранее, я готова придумать это вместе с вами;
• Я бы хотела, чтобы вы понимали, что это заявка даже в перспективе не предусматривает банального и избитого концепта «любовь-ненависть», или стокгольмского синдрома. Веор и Гудрун – враги, они ненавидят друг друга. Я допускаю вероятность, что в будущем они могут пересмотреть свои отношения ради кланов и ради совместной борьбы против охотников, но все равно их никогда не объединит никакая любовь и даже условно приближенная к этому связь. Я хочу уважения, вражды, ненависти, конфликтов и войны. Это кажется мне яркой базой для классной игры.
СВЯЗЬ С ЗАКАЗЧИКОМ:
ЛС или телеграм - @stormclouds

0

3

СВЕЙН НЬЕРДССОН, 91Чистокровный колдун, личные интересы, сын главы дома Ньерда.

https://69.media.tumblr.com/fc93a57308d44dc87fe1ca17fdfb9557/tumblr_o2dc2i9TBN1rmmxkvo7_250.gif https://69.media.tumblr.com/8651bed933c50b4cf80ae86672dd0223/tumblr_o2dc2i9TBN1rmmxkvo6_250.gif
[Gaspard Uliel]

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

Помнишь, Свейн? В детстве ты боялся темноты. Поместье Ньерда было огромным, еще более огромным для маленького мальчика, который бежал по коридору и посреди ночи вламывался в спальню родителей, прося позволить тебе остаться с ними. Рагнар мог быть против, но я всегда позволяла. Потому что в детстве я тоже боялась темноты.
Помнишь, Свейн? Я читала тебе книжки на ночь и сидела с тобой, пока ты не уснешь. Потому что ты не отпускал мою руку, пока не погрузишься в глубокий сон. Как-то раз ты сказал мне, что это потому что ты боишься, что я уйду, чтобы уложить Асгейра, твоего старшего брата. Но когда ты был малышом, Асгейру было уже много лет и он не то, что не нуждался в моей помощи, чтобы уснуть, он вообще еще не бывал дома в это время.
Помнишь, Свейн? Я учила тебя плавать, потому что все дети нашего дома учились этому с ранних лет, а ты не верил в то, что не можешь утонуть, как не могут утонуть все дети Ньерда и держался за меня так отчаянно, будто я могу вдруг исчезнуть. Это было не так. Я никуда не исчезала. Я знала, как важно для тебя было мое участие и я не покидала тебя, когда ты остро во мне нуждался. Потому что была и остаюсь твоей матерью, пусть ты и считаешь иначе.
Помнишь, Свейн? Как ты воткнул в меня отравленный кинжал, рассчитывая испытать удовлетворение от лет притеснения, которого никогда не видела я, но которое навсегда осталось частью тебя. Но ты не испытал его. Потому что по одному моему взгляду понял, что будь на твоем месте кто-то другой и он оказался бы мертв в то же мгновение, не успев даже занести лезвие для удара. Ты так стремился уйти от моей власти, от моего влияния на твою жизнь, но даже мгновения, что должны были стать для нас с тобой последними, произошли только потому что я это позволила. И живешь ты тоже исключительно поэтому. Ведь за покушение на жизнь главы дома есть всего одно наказание. И это наказание – смерть.


Тяжело быть всегда вторым. Свейн узнал это, едва успел родиться, потому что он действительно стал вторым ребенком главы дома Ньерда, и в этом не было его вины. Как не было его вины и в том, что его старший брат – Асгейр захватывал все внимание матери и, как ему казалось позднее, всю ее любовь.
Да, Гудрун действительно считала солнцем всего дома и своим собственным солнцем старшего сына. Ни один из ее детей не мог бы его затмить, просто по факту наличия этого ребенка, а если бы его вдруг не стало, Гудрун сошла бы с ума, лишилась разума, а что более вероятно – и жизни тоже. Потому что это был Асгейр. Ее солнце. Центр ее Вселенной. Вечный и неоспоримый лидер во всем.  Ему всегда доставалось больше материнской любви, внимания, защиты. Как покажет время, Гудрун будет готова отдать ради него свою жизнь, не задумываясь ни единой секунды. И это было ужасающе, потому что ее всегда считали лучшей главой дома, нежели женой и матерью, а хороший глава дома знает, что главная ценность для клана – и есть его жизнь. Но перед ценностью Асгейра для Гудрун, отступали все условности и все правила.
Свейн не был забытым мальчиком, которого игнорировали на фоне старшего брата. Ему уделяли внимание, его отводили в школу, ему читали сказки на ночь, устраивали празднования его дней рождений и позволяли приглашать друзей в поместье. С точки зрения обычного ребенка, он вел вполне нормальную жизнь. Но только не с точки зрения самого Свейна. Он был сравним с открытым огнем – жадным до чувств, эмоций, ярким и всепоглощающим. И он не хотел быть на втором месте. Он хотел быть на первом.
Добиться внимания Гудрун Свейн мог и для этого не нужно было делать ничего сверх того, что делали обычные дети. Она хвалила его за отличные оценки в школе, она радовалась, когда он научился плавать, она наблюдала за его тренировками на внутреннем дворе, но стоило появиться Асгейру и все внимание было на нем, ему для этого даже ничего не нужно было делать. Ревность? Да. Ненависть? Да. Конкуренция? С каждым годом все сильнее, хотя видят Боги, в глазах Гудрун с Асгейром не мог конкурировать никто. Но Свейн понял это многим позднее.
Не сумев добиться всецелого материнского внимания своими достижениями, в подростковом возрасте Свейн пошел от обратного. Он стал делать все, чтобы захватить внимание и время Гудрун своими выходками. Она неделями безвылазно сидела в школе, потому что ее то и дело приглашали из-за дурного поведения в школе, она искала его по Акранесу, когда он делал пакости совместно со шпаной из других кланов, но когда Свейн возвращался домой, все становилось на свои места.
Время шло, юношу захватывало отчаяние, и после университета он понял, что больше не желает внимания Гудрун и ее безраздельной любви. Он желает обратного. Желает навсегда отделаться от навязчивых мыслей и навязчивой нужды в ней. Это было не так-то просто, когда твоя мать – легенда колдовской Исландии и тебя ассоциируют либо с нею, либо с твоим отцом, либо с ненавистным тобою братом.
Мысли о покушении на мать зрели в голове много лет. Это не была вспышка, как привычно бывало со Свейном. Это было четкое и болезненное, тяжелое и непримиримое понимание того, что другим способом от своих собственных демонов он не уйдет. Был ли Свейн связан с рыцарями, либералами, врагами Гудрун? Известно лишь одному ему. Но он готов поклясться, что конечное решение принял сам, будучи уверенным, что вместе с Гудрун убьет и свою слабость.
Это был день летнего солнцестояния, большой праздник. Руки Свейна дрожали? Быть может. Но он был тверд, вонзая клинок в мать. До того самого момента, как заглянул ей в глаза, чтобы понять в них, что он победил, потому что она позволила, не будучи в силах навредить собственному ребенку.
Он бежал, как никогда раньше и пока вся Исландия переживала ужас от случившегося, а Асгейр рыскал в поисках покушавшегося. Свейн переживал осознание случившегося все то время, что его мать провела в коме. Он был убежден, что она мертва, да и брат его стал управлять кланом, о чем до мужчины доходили лишь отголоски, так что убедиться в том, что погребальный костер матери все-таки был зажжен, Свейн не мог. А потом… Потом он был пойман. Его сдала вельва дома Ньерда, увидевшая лицо убийцы, а поисковые заклинания вывели на его след Асгейра быстрее, чем можно было ожидать.
Это была бы долгая расправа, потому что наследник дома не собирался дарить брату легкую смерть после того, что он сделал. Сломанные кости, раны, сорванная кожа – все это мелочи. Недаром Асгейр заслужил прозвище «мясорубка» в узких кругах. Да, Свейн без сомнения погиб бы от руки старшего брата, если бы его не остановил отец. Не ради Свейна. А ради самого Асгейра. Все ради него.
Мужчину доставили в поместье Ньерда, где его ждал суд и, как полагали, казнь. Стоит ли описывать часы, что он провел в подземелье с отцом? Едва ли. Стоит только упомянуть, что даже стоять после этого было тяжеловато.
Иронично, но Гудрун очнулась незадолго до того, как должен был быть вынесен приговор. Детали ее разговора с Асгейром навсегда останутся лишь их делом. Наследник изгнал брата из клана. И Свейн ждал. Ждал, когда мать зайдет к нему в темницу и сама расправится с ним, чтобы только ее обожаемый старший сын не стал братоубийцей. Но вопреки его ожиданиям, она пришла только с одной целью: открыть его клетку и отпустить его, не сказав ни единого слова.
Ненависть? Да. Это то, что он испытывал. Жить и умирать по воле одной только матери – это то, чего Свейн боялся больше всего на свете. И это случилось с ним снова. Ярость одолевала его, но сделать он ничего не мог. Изгнанник дома Ньерда. В этом было что-то пугающее и что-то… Божественно-прекрасное.
Кто-то говорит, что Свейн связался с давними врагами семьи – домом Тора и живет теперь у них. Кто-то, что он стал одним из тех, кто привел охотников на эти земли. Кто-то, что он уехал в Европу и путешествовал много лет. Что из этого правда, известно лишь ему одному. И что из этого станет правдой – тоже.


Помнишь, Свейн? В детстве ты боялся темноты. Теперь ты ее не боишься. Потому что ты сам стал ею. А быть может, она – тобой?..

0

4

ЭЙНАР ВОДАНССОН, ~180-200Чистокровный колдун, дом Одина, глава одного из боевых подразделений, несостоявшийся муж

http://sh.uploads.ru/bremW.gifhttp://sd.uploads.ru/Cwgv0.gif
[Brad Pitt]

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

Знаешь, я ведь и по сей день вспоминаю о тебе. Как мы были счастливы во время наших нечастых встреч. Как любили друг друга, как смотрели друг на друга. Вспоминаю твою легкую улыбку и искренний смех. Ты, позитивный, веселый, быстрый на подъем, пробуждал во мне что-то внутри, что-то светлое и вечное, почти ребяческое. С тобой хотелось заниматься ерундой и веселиться. Но ровно в той же степени с тобой можно было подраться - ведь ты отличный боец и колдун. Сильный, бесстрашный, надежный. Для тебя мне хотелось быть не просто воином на службе клана, но женщиной. Любимой женщиной - ведь ты любил меня, так же, как я любила тебя. Я могла бы стать для тебя отдушиной и уголком спокойствия в нашем мире вечной войны и готовности к сражению. Но разве для этого обязательны все эти традиционные семьи и браки, а?
Так что... кто дернул тебя за язык, Эйнар?! Зачем ты предложил брак? Ты же знаешь мое отношение к своей семье, а я знаю отношение твоего дома к моей семье! Ты прекрасно понимаешь, что я не готова оставить сестер, что твой дом не принял бы меня в любом случае. Вечная пытка вдали от семьи, среди чужих недоброжелателей. Этого ты хотел для меня?
Разумеется, я не могла согласиться. Разумеется, я разозлилась. Возможно, я наговорила лишнего. Но и ты хорош! Что тебе стоило отступить, пойти на попятную?... Но конечно, ты не был бы собой, если бы отступил. Такой же упрямый, как и я. И кто бы сомневался, что в результате нашей ссоры часть леса окажется уничтожена нашей магией.
Мы не виделись с тобой с тех пор. Изменилось ли твое мнение? А может быть ты выбросил чувства ко мне из сердца и нашел себе менее строптивую жену? Если так, я наверняка буду разочарована твоим желанием пойти по более простому пути.

http://s5.uploads.ru/kCEnI.gif

История персонажа вплоть до знакомства с Вигдис, способности на ваше усмотрение.
Но есть пара важных моментов:
-Эйнар - глава одного из боевых подразделений.
-Характер легкий, оптимистичный, умеренно эмоциональный. В отношениях все старается уладить дипломатично до последнего. Не прочь подраться с достойным противником.
-Внешность крайне нежелательно менять.)

0


Вы здесь » Bloody London » Семейные узы » Hrafnagaldr


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC