Во время чтения данной темы помните о том, что далеко не каждого из антагонистов вы можете встретить в своей игре. И больше того — не каждого из них мог встретить ваш Сир или даже Сир вашего Сира. Конечно, о Второй Инквизиции знают почти все вампиры и опасаются ее; мало кто лезет на рожон, чтобы в итоге подвергнуть опасности не только себя, но и других вампиров. Но, например, об оборотнях знают далеко не все вампиры, как и о призраках. Фраза «Но ведь вампиры есть, почему бы оборотням не быть?» - может придти в голову вашего персонажа, и он действительно может верить в то, что кроме вампиров, там, в мрачном мире, существует кто-то еще. Но верить и знать — разные вещи.

Вампиры

Нет ничего удивительного в том, что главными врагами вампиров, после человечества и Второй Инквизиции, будут другие вампиры.
Если отойти от политики и противостояния Камарильи, Анархов, Независимых и Свободных, если на секунду забыть о Второй Инквизиции и опуститься глубже во тьму, то можно найти куда более опасных Сородичей, чьи интересы, верования и идеалы могут испугать не только смертных (что очевидно), но и других бессмертных.
Таких культов, обществ, орденов, клубов и групп достаточно много и описывать их все просто бессмысленно.
Тем не менее, ниже будут представлены лишь некоторые, которые, так или иначе присутствуют в Соединенных Королевствах и конкретно в Лондоне и окрестностях.
Эти группы сородичей редко афишируют свои истинные мотивы и принадлежность.

Культ Митры

Митраилы — вампиры посвятившие себя служению Митре, вампиру невероятно древнему и могущественному. До 1941 года Митра руководил Лондоном, но после пропал и никто его не видел. Ходят слухи, будто бы Митра встретил Окончательную Смерть или вовсе был диаблезирован. Правда это или нет — митраилов не волнует.
Они верят, что Митра придет и обласкает их своим могуществом, направит на истинный путь и разрушит всякие секты.
Поскольку сам Митра из клана Вентру, в митраилы принимают исключительно вампиров этого клана.
Культ придерживается теневой политики и его существование — большой секрет, о котором знают лишь единицы из клана Вентру в Соединенных Королевствах.
Любимой казнью «неверных», т.е тех, кто не следует путям Митры, является казнь через сожжение лучами солнце, как интерпретация гнева самого Митры.

«Вендетта»

Революционно настроение общество внутри Камарильи по большей части состоящее из Носферату, Каитиффов, Бруджа и слабокровных. Штаб квартира движения находится в Париже, но и в Лондоне они располагают достаточными ресурсами для ведения активной пропагандисткой деятельности среди молодых сородичей. «Вендетта», конечно, скрывается, но их агитаторы активно говорят о том, что будет делать общество, когда обрастет достаточной силой и влиянием внутри Камарильи — менять секту изнутри, свергая зарвавшихся Старейшин и прочих древних вампиров.
«Вендетта», тем не менее, не желает уничтожать секту, лишь изменить ее. Среди движения есть и радикалы, считающие, что уничтожение всей верхушки власти поспособствует изменениям, так и более либерально настроение, которые лишь хотят донести до руководителей секты свои идеи, чтобы у Камарильи вообще было будущее. «Вендетта» верит, что лишь изменившись и объединившись с Анархами, Камарилья, как столп общества бессмертных сможет выжить и в конечном итоге вновь уйти от пристального взора Инквизиции.
Негласным символом «Вендетта» является роза; в Великобритании к розе так же прибавилась небезызвестная «маска Гая Фокса».

Церковь Каина

Появившаяся после 2008 года и падения Вены, а так же уничтожения Шабаша, Церковь является скопищем ноддистов и бывших шабашитов, решивших сменить клыки и когти на веру и мир в своих темных душах. Они выстроили целую религию вокруг Каина, которого объявили непонятым мессией.
Церковь распространила свое влияние внутри Камарильи и Анархов, и обе секты прекрасно знают о существовании Церкви Каина, но делать что-либо радикальное с ней не спешат. Многие полагают, что лишь слабые духом пойдут искать успокоения в данной Церкви, пока остальные вампиры работают на благо всего бессмертного общества.
Церковь открывает свои филиалы по всему миру, выбирая для своих храмов удаленные от крупных доменов места; часто они селятся под землей или отхватывают заброшенные заводы, христианские церкви, кладбища и так далее.
Кое-кто в Камарилье подозревает, что Церковь Каина — лишь ширма, для набирающей обороты опасности в лице безумных фанатиков, которым чуть больше десяти лет назад был Шабаш. Многие архонты внедряются в Церковь, но немногие возвращаются. Говорят, что сила духа и голоса Темного Первосвященника настолько велика, что может совратить даже самого стойкого Сородича.
Все члены Церкви Каина называют друга друга исключительно каинитами.

«Тринадцать»

Тайное общество инферналистов-вампиров, поклоняющихся некому Безымянному и его интерпретациям появилось в 2012 году. «Тринадцать» находятся в самом сердце Анархов и совращают вампиров движения, хоть и прерываются благородными мотивами и идеологией.
Они — так же бывшие шабашиты, но они, конечно же, не считают Каина мессией или святым; не все даже верят в него.
«Тринадцать» ведет скрытую террористическую деятельность, привлекает внимание Второй Инквизиции на своих врагов нарочно, проводит отвратительные ритуалы, уводит в рабство многих слабовольных людей и даже вампиров.
«Тринадцать» жаждут уничтожить все секты и крупные объединения вампиров. Они полагают, что после того как секты падут, станет возможно масштабная война на выживание со смертными. Война, которая поглотит весь мир — их самая главная цель. Они не просто хотят, чтобы весь мир сгорел, они не против и сами оказаться в освобождающей пламенной буре.
Среди «Тринадцать» много каитиффов, слабокровных, тремер, тореадоров и малкавинов.

«Без Хозяев»

Сообщество «Без хозяев» было сформировано в 1950-х годах как своего рода «подземная железная дорога» для брошенных или беглых гулей.
Каждый из них имеет большой опыт работы с Сородичами, и каждый должен обучать менее знающих членов общества. Сегодня «Без хозяев» - довольно большая организация работающая в подполье, по большей части в Америке, но они встречаются и в Старом Свете, в том числе и Соединенных Королевствах.
Методом вербовки чаще всего является убеждение, но число ограничивается как доступом к поставке витэ, так и боязнью, что о них узнают более могущественные существа. Они достаточно скрытны, так что ни Камарилья, ни Анархи не знают о существовании «Без хозяев», хотя до некоторых Князей доходят слухи о «подземной железной дороге» гулей.
Цели сообщества достаточно просты - она предназначена для того, чтобы служить безопасным местом для беглых и независимых гулей; приобретение витэ всеми способами, дабы сохранять собственную жизнь; чтобы поддерживать среди членов независимость и свободу; и, самое главное, скрывать свое существование от вампиров (что, в свою очередь, позволяет членам организации выжить и сохранить свободу).
Конечно, некоторые часто преследуют и собственные цели в дополнение к этим. Сообщество терпит это, пока они не пересекаются с безопасностью организации «Без хозяев». Те, кто (преднамеренно или нет) предает сообщества, не получают второго предупреждения.

Вторая Инквизиция

Камарилья предупреждала об этом долгие столетия – и наконец это произошло. Смертные начали просыпаться от долгого сна. Ослеплённое человечество стало медленно прозревать. Десятки разведуправлений по всему миру, от ФБР до ФСБ и Моссада, начали предоставлять своему начальству неоспоримые свидетельства о существовании повелителей ночи.
Нет, человеческая раса в целом всё ещё мало знает об истинном положении дел в своём мире, однако некоторые организации смертных узнали достаточно, чтобы начать охоту на кровососов.
И несмотря на беспрерывные войны между Сородичами, регулярные столкновения с оборотнями и вражду с другими чудовищными порождениями Мира Тьмы, главной угрозой для бессмертных сегодня считаются вовсе не монстры или вампиры – а само человечество.
Пожалуй, для современных Сородичей нет факта более прискорбного, чем то удручающее обстоятельство, что угрозу их существованию несёт их собственная добыча.
Прозванные Второй Инквизицией, смертные истребители нежити мало связаны между собой и редко способны выступить против Сородичей единым фронтом. Как правило, эти группы охотников представляют собой разрозненные ячейки, военизированные отряды, братства или небольшие религиозные ордена, насчитывающие в лучшем случае несколько сотен агентов по всему миру. Невзирая на это, менее чем за десятилетие своего существования Вторая Инквизиция спровоцировала поистине колоссальные перестановки в мире Сородичей. Несколько величайших доменов наподобие Праги и Лас-Вегаса пали
от рук пробуждённых смертных. Древнейшие из руководителей клана Тремер сгорели в пламени факелов, с которыми охотники ворвались в их убежища в Вене.
О, не стоит преувеличивать эффективность Второй Инквизиции. Своим успехом в истреблении нежити люди обязаны скорее слепой удаче, чем тесному взаимодействию или передовому вооружению. Даже своё название эти смертные получили от самих вампиров: мало кто из охотников знает, что он состоит во «Второй Инквизиции»
Нет, мир охотников всё ещё слишком разрознен, чтобы претендовать на звание монолитной организации, координирующей свою деятельность по всему свету. Банды, разведагенства, военизированные группировки, религиозные секты или оккультные клубы – большинство из этих организаций даже не знают, что им удалось узнать о существовании кровососов практически в одно время. Некоторые из них вообще не в курсе, что в мире существуют другие охотники, кроме их маленькой личной команды.
Больше того: те охотники, которым удаётся выйти на контакт с другими истребителями вампиров, далеко не торопятся заключать с ними союзы или делиться с ними ценной информацией. Одни не хотят делиться сведениями потому, что верят, будто с их помощью они сами смогут обрести мистические способности. Другие служат своему государству и не хотят разглашать военные тайны. Третьи одержимы религиозными догмами и считают других охотников еретиками. Четвёртые занимаются охотой в научных целях и просто боятся, что другие охотники отберут у них ценный материал для исследований.
Тем не менее, у Второй Инквизиции есть по меньшей мере одна общая черта, которая наполняет сердца Сородичей великой скорбью. Как и за восемь столетий до этого, инквизицию породили сами вампиры. К тотальному ослаблению Маскарада привела осознанная готовность Сородичей жертвовать Маскарадом. Бесконечные войны между Сородичами привели к тому, что вампиры начали слишком активно использовать смертных для устранения конкурентов: но, истребляя одних вампиров по указке других, люди стали всё чаще обращаться против собственных повелителей.
Ещё один неочевидный факт, касающийся Второй Инквизиции, заключается в том, что многие из охотников предельно далеки от образа рыцарей, мучеников и героев. Многие из них были солдатами и убийцами ещё до того, как встали на тропу войны с нежитью. Некоторые были преступниками, психопатами и маньяками.
Шпионаж, политические диверсии, заказные убийства, военные перевороты и дестабилизация власти были для многих из них повседневной деятельностью. По иронии судьбы, с нравственной точки зрения охотники на вампиров не слишком-то сильно отличаются от своей добычи.

Оборотни

Вампиры – городские существа, и всегда ими были. Разумеется, немалую роль в этом играет то, что если они покинут свои городские домены, то могут стать добычей. Многие вампиры, которые пытались пересечь дикие земли, исчезли так и не достигнув пункта своего назначения. Они погибли он когтей древних врагов Сородичей – оборотней, которых так же называют люпинами.
Даже самый старый из историков-вампиров не может сказать, когда началась война между вампирами и люпинами. Ненависть между этими двумя видами существует столько же, сколько и они сами. И как и в любой междоусобице, каждая смерть лишь подливает масла в огонь.
Ни один вампир не сможет выйти из битвы со стаей (или даже одним оборотнем) оборотней невредимым: в легендах говорится, что даже Древние погибали от когтей люпинов (или от клыков себе подобных, которые нападали на них уже после победы, когда те были ослаблены).
Так или иначе, война между Сородичами и люпинами продолжается до сих пор. Вампиры ненавидят, негодуют или даже боятся оборотней и их яростных атак. Мало кто может сказать, зачем же оборотни ведут эту войну. Некоторые исследователи оккультизма считают, что оборотни хотят уничтожить современную цивилизацию, чтобы вернуть человечество к первобытному укладу и снова править им. Если это правда, то вампиры как повелители городских территорий находятся у них «на пути». Другие исследователи возражают, что люпины способны «почуять» Сородичей, и это значит, что охота на вампиров является частью их собственного религиозного Джихада. Так или иначе, сами люпины никак не объясняют свои действия, поэтому Сородичи с радостью увидели бы, как вымрет весь их род, и кровопролитие продолжается.
Среди вампиров есть и те, кто специализируется на охоте на оборотней. Текучка у таких вампиров значительная, так что они редко когда не-живут больше пяти десяти лет после начала охоты на оборотней.
Тем не менее, благодаря этим смельчакам, стало известно несколько интересных подробностей об оборотнях, которые спустя века остаются на слуху у некоторых Сородичей:
• люпины могут принимать форму как человека, так и волка, а так же форму чего-то усредненного. Наиболее ужасной из них является боевая форма «человека-волка», трехметровые машины для убийств, которая вселяет сверхъестественный ужас в смертных.
• каким-то образом оборотни могут становится «невидимыми» для глаза вампира или смертного, таким образом они могут напасть появившись за спиной вампира или упав на него с потолка — словно реальность растворяется для оборотней.
• люпины могут впадать в своего рода Безумие, при этом они становятся невероятно выносливыми и еще более сильными чем обычно. В таком состоянии они игнорируют боль от ранений, в том числе и нанесенных им клыками и когтями вампиров.
• люпины не переносят серебра, но они не боятся его.
• оборотни очевидно обладают некими сверхъестественными силами, выходящими за пределы понимания большинства вампиров; не все оборотни полагаются лишь на впечатляющую физическую силу, скорость и выносливость
• кровь оборотней так же опасна, как и они сами; выпивший крови люпина вампир с большей долей вероятности тут же впадет в Безумие. Тем не менее, кровь люпинов крайне питательна, но последствия — слишком страшны, да и добыть ее практически невозможно
• оборотни крайне мстительны и, по какой-то причине, с большей жестокостью мстят за  некоторых смертных, возможно, являющихся их родственниками, чем за других смертных
• оборотни смертельно опасны; даже одиночки представляют серьезную опасность не только для птенцов или неонатов, но и некоторых анцилл.
Ходят слухи, что в некоторых уголках мира существуют другие виды оборотней – люди-ягуары в бассейне Амазонки, оборотни-вороны кружащие над лондонским Тауэром, даже крысы-оборотни, которые обитают под туннелями Носферату. Разумеется, такие существа, если они вообще существуют, еще более редки чем люпины и их может быть сколько угодно. Однако Сородичам хватает проблем и с волками, которые стоят у их дверей, поэтому вампиры не спешат разбираться с другими видами перевертышей.
Далеко не каждый вампир знает о существовании оборотней, даже несмотря на столь долгую вражду между этими видами. Вампиры слишком давно и долго обитают в городах, чтобы знать об оборотнях или желать узнать о них больше, чем знать достаточно: они опасны, с ними не договоришься и лучше бежать при встрече.
Для многих молодых Сородичей встреча с оборотнем будет целым открытием; многие и вовсе считают свою стычку с оборотнем за стычку с особенно диким и безумным гангрел.

Призраки

Привидения. Фантомы. Неупокоенные мертвые. Называйте их как хотите, но эти духи умерших людей существуют среди нас столько же, сколько и Сородичи, а возможно и дольше. Они называют себя призраками, и прикованы к миру живых из-за каких-то незаконченных дел. Разумеется, далеко не каждый умерший смертный становится призраком, но те, с кем это произошло, сохраняют связь с людьми, местами или вещами, которые были дороги им при жизни. Эти якоря поддерживают существования призраков, так как они питаются сильными эмоциями так же, как Сородичи питаются кровью.
Как может доказать любая из жертв призраков, они нематериальны, появляются среди живых под различными обличьями и обладают силами, похожими на сверхъестественные силы вампиров.
Упавшая тарелка, исходящей неведома откуда шепот, изъеденное червями лицо, которое появляется на грани восприятия – все это проделки призраков, и Сородичи так же не защищены от их магии. Вампиры, которых преследуют призраки, прокляты вдвойне, и другие члены общества Сородичей обычно избегают этих несчастных. Но призраки не могут безнаказанно громыхать и завывать в Землях Плоти, нашем мире, где обитают живые люди. Проникновению в них мешает Саван, мистическая завеса, которая отделяет мир мертвых от мира живых.
Большинство Сородичей, в особенности Джованни, стараются избежать любых проблем с призраками. Те, кто поступает наоборот, могут очень пожалеть об этом. Мертвец, возненавидевший вампира, может быть досадной помехой (если пугает свою жертву) или угрозой (если начинает использовать свои призрачные силы против цели).
Не многие вампиры вообще знают о существовании призраков. Впрочем, среди вампиров, те же Джованни, достаточно тех, кто разбирается в них на достойном уровне:
• призраки «питаются» эмоциями, чтобы поддерживать свою странную магию и использовать ее. Впавший в Безумие вампир может питать и усилить своего призрачного противника.
• призраки обычно наиболее проявляют себя в «проклятых местах», где большие страдания оставили свой след (поля битвы, пыточные камеры, мост, где произошло самоубийство и т. д.) В этих местах Саван между миром живых и мертвых слабее.
• нематериальность призраков делает схватку между ними и Сородичем невозможной. Вампиры могут воздействовать на призраков манипулируя их Оковами (объектами или людьми, которые были важны для них при жизни), или же они могут воздействовать на них при помощи Тауматургии, Некромантии или других подобных сверхъестественных сил. Чтобы атаковать вампира, призраки могут вселятся в людей или управлять неподвижными объектами.
• призраки обычно невидимы, если только не захотят сами проявить себя. Однако вампиры могут увидеть их при помощи Прорицания, если вообще поймут, кто перед ними.
• некоторые Джованни сталкивались с призраками, которые были переполнены злобой и ненавистью и превращали не-жизни своих предполагаемых хозяев в настоящий кошмар. Эти темные духи «живут» лишь благодаря тому, что причиняют боль, и они обожают это. Другие призраки боятся их и называют спектрами.
• призраки могут воздействовать на мир живых лишь приложив большие усилия.

Маги

Ни что не пугает бессмертных так, как то, что они не могут понять. Ни один вампир, вне зависимости от своего возраста, до конца не понимает магов. Даже те Сородичи, которые когда-то сами были ими, не до конца понимают их безумные пути. Просветленные непонятной мудростью, волшебники могут заставить реальность плясать под свою дудку. Этот безумный танец обходит Сородичей стороной, однако пугает их, хоть сами они и не признают этого.
Происхождение колдовства потерянно среди легенд. В них говориться, что сама Мать Лилит создала тайные Искусства, а затем обучила им смертных, к которым питала благосклонность. Если эти истории – правда, то маги являются одновременно родственниками и врагами Сородичей: родственниками, потому что происходят от Лилит, а врагами, потому что принадлежат к ее еретическому роду.
Как бы то ни было, магия реальна, и она принимает многочисленные формы. Высший маг так способен управляться со стихиями. Что ему позавидует любой создатель спецэфектов. Большинство магов управляют различными тонкими матерями – сверхъестественными совпадениями, изменчивыми страстями и странными поворотами судьбы. Чаще всего маги прячутся у всех на виду: в отличие от Сородичей, они физически неотличимы от людей, однако владеют различными артефактами, могут взывать к своим богам и устраивать небольшие, но удивительные феномены.
Тем не менее, побеспокоенный умелый маг может буквально сжечь вампира дотла или превратить его в камень. Подобные волшебники обычно утонченны и их крайне легко разгневать.
Вампиры не способны проникнуть в тайны магии: столетия, нет, тысячелетия использования уз крови, Становлений, соглашений и насилия над разумом дали им лишь слабую тень магии смертных. Ее тайны заключены в самой сути жизни, которая навсегда потерянна для Проклятых.
Подходы и интриги магов разделили их на несколько различных и враждебных лагерей:
Волшебники, ведьмы и чудотворцы
Наиболее часто встречающиеся маги практикуют волшебство в том виде, в котором его принято понимать. Окруженные различными ритуальными принадлежностями, колдуны и ведьмы Старого Света одеваются в манере «Новой Эпохи». Многие неонаты путают их с мошенниками, однако удар молнией или страшное проклятье убедят этих заблудших детей, что некоторые легенды правдивы.
Колдуны из клана Тремер долговое время имели отношения с магами: их вражда с сектой, которая называлась Орден Гермеса восходит к событиям, которые произошли тысячу лет назад, к самому создателю клана. После тысячелетия войн, перемирий и союзов эти два кабала пришли к нелегкому компромиссу: избегать друг друга везде, где только возможно. Однако клан и Орден по-прежнему шпионят друг за другом и подстраивают ловушки, когда никто не смотрит.
Другие культы менее предсказуемые и гораздо более скрытны: так называемые Вербена следует языческим путям своих предков и практикуют кровавую магию. Перевертыши, целители и сибариты, эти колдуны одинаково обожают войну и любовь. Как и Орден Гермеса, они стараются держаться подальше от дел Сородичей. Мало кто из старейшин не слышал об их кровавых ритуалах, однако мало кто их видел.
В Церкви (или скорее в ее тени) существуют чудотворцы и жрецы сатаны, которые управляют своими доверчивыми прихожанами. Дети Бога и пастыри могут творить практически библейские чудеса – делать пророчества, исцелять, очищать и испепелять. Их противники пируют в ночи, оскверняя все святое и стараясь приблизить конец света. Эти демонопоклонники, которые продали свои души, могут творить ужасные вещи и проклинать своих врагов. Многие Сетиты считают этих аморальных колдунов своими товарищами и потворствуют их темным страстям.

Шаманы и йоги

Мастерски овладевшие своим разумом, душой и мистическими силами, эти маги весьма загадочны. Некоторые специализируются в странных боевых искусствах, другие спокойно медитируют и заставляют свой дух путешествовать в астральной форме, третьи приносят жертвы мертвым богам и призракам, проводя первобытные ритуалы, чтобы получить ужасные силы.
Как и все остальные, эти маги держат свое существование в секрете: они одеваются и разговаривают так же, как и современные люди, или маскируются под «современную примитивную моду». Последние особенно нравятся молодым Сородичам, они круто выглядят и некоторые неонаты стремятся подражать им. В отличие от остальных волшебников, современные шаманы не любят «видимую» магию: они могут вызывать ужасные феномены или сконцентрироваться и обрести сверхчеловеческие возможности, однако они редко прибегают к этому. Они могут управлять эмоциями, мыслями и стихиями, однако чаще всего они хотят, чтобы их просто оставили в покое. Кроме Сетитов и некоторых Гангрелов, большинство Сородичей именно так и поступают.

Техно-чудики

Вызывающие страх у многих Сородичей, эти высокотехнологичные маги совмещают магию, технологию и человеческое тело самыми ужасными способами. Некоторые могут изменять компьютерные базы данных подобно вирусам, уничтожая в них в них ценную информацию, другие наоборот ищут в них знания, о которых не захочет узнать ни один князь. Так же эти чудики «улучшают» себя при помощи механических деталей, которые дают им силы, сравнимые с Дисциплинами – невообразимую силу и выносливость, усиленные чувства, встроенное оружие. Некоторые настолько себя механизировали, что их кровь стала буквально ядом для Сородичей. Подобные существа являются ходячей Окончательной Смертью, и даже старейшины боятся их.
Похоже, что эта таинственная фракция ведет тайную войну с другими волшебниками, некоторые старейшины говорят, что она началась между Темными Веками и Ренессансом. Похоже что она приутихла в эти дни: видимо магия сдала многие позиции в наше время – или она просто превратилась во что-то более опасное? Возможно, техно-чудики сотворили что-то подобное, однако старейшины ничего не знают об этом наверняка. В чем бы ни состояла истинна, маги по-прежнему остаются загадкой. Любой Сородич, который хочет счастливо прожить свою вечность старается избегать этих смертных как ходячего солнечного света.

Как и в случае с оборотнями и призраками, о магах знают далеко не все Сородичи. И даже больше — лишь немногие знают о Магах и тем более могут отличать одного от другого. Маги достаточно самобытны и заняты собственными проблемами, чтобы вникать в Джихад вампиров.
Если вампир знает, например, об оборотнях, то это еще не значит, что он знает о магах.