конец старого мира
Лондон – один из тех городов, где живут не только люди. Бок о бок с ними ходят и другие существа, темные, опасные, страшные. Их можно встретить в толпе – и пройти мимо, даже не зная, кто они на самом деле. Здесь есть и люди необычайных способностей – те, кто может отделяться от собственного тела, блуждая среди призраков. Последние же мучимые своими страстями, так сильно привязывающими их к миру людей.
Однако главной угрозой как для вампиров, так и для тех, у кого есть особые способности, остаются самые обычные люди. Их называют Второй Инквизицией. И, кажется, она не намерена стоять в стороне.

Такая миловидная, даже безобидная. Эмир отлично разбирался, как в людях, так и в не ́людях, и за этой напускной дерзостью, он видел искренность. А в мире Сородичей не принято ее... читать далее

Bloody London

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bloody London » Мертвые и забытые » Dorte Hansen, vampire [выбыла]


Dorte Hansen, vampire [выбыла]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Dorte Hansen | Дорте Хансен


http://s3.uploads.ru/t/ArCtm.gif http://s5.uploads.ru/t/O906r.jpg http://sh.uploads.ru/t/UN8b7.gif

[Eva Green]

Дата рождения | Дата Становления: 8.09.1996 | примерно октябрь 2018го
Возраст (на 2019 год): 22 | 23
Сир: Кэролайн Маккензи
Поколение: 11
Психозы: Берсерк, Шизофрения

Клан: Малкавиан
Дисциплины: Прорицание (2), Помешательство (1), Могущество (1)
Лояльность: Камарилья
Деятельность:Миссионер Церкви Каина


http://forumfiles.ru/files/0019/d1/d4/78719.png

Рост:171
Вес:около 55
Цвет глаз: сизый
Цвет волос: черный

Дорте подобна старой антикварной безделушке, забытой на ярмарке Брик Лейн. За толстым слоем пыли, ржавчины и копоти скрывается причудливая ручная резьба, испещренная мелкими трещинами и дырами от слезшей краски. В её худом гротескно остром лице угадывается красота, свойственная дамам с полотен мастеров раннего Возрождения. Низко посаженные брови, тяжелый взгляд огромных глаз, в которых бушует тревожное безумное пламя. Тонкие поджатые губы и длинный тонкий нос. Словом, можно долго и бесполезно рассуждать о том, какой красивой она могла бы быть, если бы безумие и истощенность не омрачало её образ. Но они есть, и потому Дорте, скорее, пугающа.
Её тело болезненно тонкое, с прозрачной кожей, скрывающей сетку синих вен. Её движения сдержанны и медлительны, словно вместо юной женщины перед вами дряхлая старуха, опасающаяся вывихнуть плечо от неосторожного поворота.
Дорте одевается в многослойную старую безвкусную одежду, в надежде скрыть под ней любые намёки на свой осунувшийся силуэт.

Дорте зла, несчастна и дотошна. Ей не знакомы правила приличия, зависть и ложь. Она досконально изучает людей, предметы и события, полагаясь на свои небольшие теоретические знания. Она рассеяна, избирательна и враждебна. И бесконечно жестока из-за отсутствия эмпатии. Если она угадывает Ваше настроение, Ваши мысли или Ваши желания - то только от скорпулёзного анализа и частичной интуиции.

http://forumfiles.ru/files/0019/d1/d4/16405.png

Детство и юность

We do try to keep our inbred son in the basement when we have company (с)

Лисбет Хансен не рожала от своего отца или брата, но испытывала аналогичное чувство стыда, когда речь заходила о детях. Особенно, о её ребенке. Это была глубоко внушаемая непостоянная и набожная женщина, ищущая успокоение и опору во всем, что могло принести ей хотя бы слабое чувство поддержки. В начале 96го она с ужасом обнаружила, что беременна от приходского священника, и, чтобы избежать праведного гнева своих фанатичных родственников и церкви, бежала из родного Ольборга в далекую незнакомую Англию, где кочевала с места на место, пока не осела в крошечном портовом городе в паре часов от Лондона. Там же и родила.
Чувства невыносимого стыда, отвращения и постродовая депрессия смешивались в ней каждый раз, когда ей приходилось прикасаться к своей дочери. Дорте казалась ей незнакомой и странной,- более странной, чем другие дети, которых ей доводилось видеть. Она почти не плакала и редко смотрела Лисбет в глаза, будто что-то другое привлекало её внимание куда больше, чем крики и движения матери. Дорте галлюцинировала: смеялась для кого-то в пустой комнате, прислушивалась к темным углам, кивала невидимым собеседникам, шепчущим ей неведомые забытые сказки.
Когда Дорте научилась говорить, она говорила не с Лисбет. В полупустой комнате, где стояла крохотная кроватка слышались шепот и напевы, но каждый раз, когда женщина врывалась в детскую, голоса стихали, а её ребенок как ни в чем не бывало сидела на полу, делая вид, что занимается своими “детскими” делами.
Большую часть своей жизни девочка провела в той самой детской, жадно впитывая знания о недосягаемом внешнем мире из книг, газет, голосов с улицы. И голосов в её комнате. Воспоминания Дорте полнятся старыми страницами, пылью, яркими пятнами солнечных лучей в затхлом помещении, редкими визитами врачей и священников. Последние посоветовали Лисбет не выпускать дочь так долго, как это возможно, убеждая о вероятной угрозе для окружающих, о нечестивости и греховности, и, конечно, о некой божьей каре, которую Лисбет когда-то заслужила.
Причудливые узоры из голосов и образов никогда не пугали Дорте, но однажды всё изменилось. В одну из ночей она увидела в своей комнате кого-то, кто был много явственней и громче любой из её галлюцинаций.
-Ты не можешь видеть меня,- сказала кто-то, склоняясь над головой ребенка. Очертания её лица и одежд плыли, превращаясь в мыльные пятна. Они таяли и оседали в уголках глаз, не давая картинке сложиться. -Это невозможно. Ты ненормальная. Знаешь, почему мать держит тебя здесь? Потому что ты ненормальная.

Взрослая жизнь

Визиты приносили боль. Это было почти физическое ощущение, отпечатывающееся на подкорке раскаленным клеймом. Впервые Дорте испытывала страх, гнев и стыд одновременно.
Тени и голоса никогда не прикасались к ней и не могли навредить, по крайней мере, физически. Но Кто-то могла.
Мысль о собственном моральном уродстве, о ненормальности преследовала её давно, однако теперь расцвела всеми красками. Ведь Кто-то так часто об этом говорила. Даже чаще, чем мать.
И Кто-то злила её. Чувство злости было незнакомо, но приятно. Оно грело изнутри и приносило облегчение. И Кто-то разрешала ей злиться. Кто-то сказала, что злость - единственная нормальная реакция в её положении. Она ведь должна быть хоть в чем-то нормальной.

Дорте было чуть больше двадцати, когда странные люди приехали за ней на старом фургоне. Они забрали Дорте и часть её вещей, пообещав матери, что в монастыре, куда увезут её одержимую бесами дочь, позаботятся обо всём. Лисбет стояла на пороге своего маленького дома, наблюдая, как машина, петляя по гравийной дороге, увозит объект её стыда прочь. На лице, руках и шее Лисбет красовались свежие царапины и уже пожелтевшие синяки.

Место, куда увезли молодую особу, было не похоже на монастырь. С другой стороны, Дорте никогда не видела монастырей вживую.
Строение называлось “Пансионат Зеленый Приют”. И казалось, что название лучше вяжется с кладбищем, чем с пансионатом или приютом. Это было старое полузаброшенное здание, утопающее в растительности неухоженного сада. Внутри исправно трудились несколько нерадивых молчаливых служек, пара врачей и еще Кто-то.
Внутренности “приюта” были старыми и обшарпанными, а часть помещений напрочь заброшена, часть - разрушена временем или давними пациентами. Высокие мужчины в темных одеждах, не похожих на медицинские, неторопливо прогуливались по длинным коридорам, тихим эхом сопровождая своё путешествие из одного конца в другой. Уверенность в том, что здесь, кроме неё и пары человек, почти никого нет всё чаще посещала Хансен.

В приемном покое полный мужчина за пыльным столом администратора нехотя рассказал новоприбывшей о том, какое лечение и как она будет проходить в ближайший год.
Дорте поселили в мягкой палате, объяснив это тем, что другие комнаты заняты или непригодны для проживания. Бледная женщина с нервной улыбкой приносила ей странные красные капсулы и строго следила за тем, чтобы Дорте выпила все.
Шорохи, вой, грохот, скрипы. Хор голосов кружился в воздухе. Лица мелькали перед самым носом. Знакомые, прекрасные, ужасающе деформированные. Они открывали рты и пели. Иногда это были жуткие колыбельные, иногда гимны, иногда баллады на незнакомом языке. Впрочем, совсем не обязательно, что это был вообще язык, - быть может, лишь набор звуков, выпрыгивающих из призрачных ртов на обитые тканью полы. Иногда лица переставали петь и начинали осуждать Дорте. В их интонациях слышались почти впечатавшиеся в подкорку отголоски Кого-то знакомого.
Иногда они смеялись.
Дорте было горько и обидно. Она злилась на мать, которая окончательно предала её; на себя, такую поломанную и ненормальную; на женщину, приносившую отвратительные медикаменты; на гадких санитаров, молчаливых и безучастных. Но больше всего она злилась на Кого-то. Потому что знала Её причастность к происходящему.

Так продолжалось долгое время. Буквально через полгода мягкая палата полностью оправдала себя и превратилась в палату из лохмотьев. Глубокие царапины испещряли пол и стены, кровь от содранных ногтей и кончиков пальцев  пачкала желтоватые обрывки ткани. Дорте забивалась в нетронутый мягкий угол и, вдоволь наплакавшись после очередного приступа галлюцинаций, засыпала беспокойным тяжелым сном, ожидая, когда женщина принесет новую дозу страшного лекарства и снова силой заставит его проглотить.
Но однажды женщина не пришла. И гул от тихих шагов надзирателей утих.
-  Там никого нет. Если хочешь, можешь уйти.
Что-то незнакомое почти неосязаемое сидело напротив Дорте. Она инстинктивно закрылась руками, зажимая уши ладонями и пряча лицо в собственных коленях в ожидании смеха, воплей и привычной ругани. Но их не последовало. Призрачное видение сидело неподвижно, глядя на жалкую фигуру женщины пустующими прогалами глаз.- Знаешь, тут есть надзорная палата, а в ней огромная дыра наружу. Когда-то я попыталась отсюда убежать и выпала оттуда… Но ты тоже можешь попробовать, -оно печально улыбнулось и добавило.- Иногда лучше умереть, чем быть здесь.

Дорте, конечно, выпала. И, конечно видела, как бледные стройные ноги в кремовых туфлях прохаживаются по увеличивающемуся под её жалким тельцем пятну крови.
И, конечно, умерла.

Посмертие

- Иногда им не стоит верить, - менторским тоном сказала Кэролайн, накладывая на лицо своей новой дочери рассыпчатую пудру.- Иногда они просто хотят не быть одинокими…
Она осмотрела своё новое творение, проверяя ровность помады и выверенность угла стрелок на веках Дорте. Затем любовно прижалась к её щеке своей. И Дорте не смогла устоять, тронутая незнакомым томным чувством в самой глубине своего черствого сердца. Крошечная капля крови упала из  глаз, пачкая идеально припудренную щеку.
- Ну-ну, я занималась тобой не один час, не нужно портить мой труд, моя вкусная фаршированная индейка. Не трать капли моей крови, потраченные на тебя.

Дорте плохо помнила о том, что случилось после Надзорной Палаты и как она оказалась в небольшом гостевом домике, недалеко от Приюта. Дорте помнила страх и безумие. Гнев и голод. Лицо женщины с нервной улыбкое, разодранное и покусанное. И причитания одного из надсмотрщиков. И стройный хор, поющий теперь уже в её честь полузабытую мелодию.

Затем помнила, как прекрасная женщина со строгими скандинавскими чертами лица в медицинском халате бережно держала слабые руки Дорте в своих, почти шепотом рассказывая о Каине, его детях, великих городах и великих муках. О временах, которые сама не застала. О снах, которые видит она и видели её потомки. О спящих Допотопных. О волнах крови. Об ужасе, предстоящем всем смертным и каинитам.
Голос женщины отныне не был осуждающим или насмехающимся, но вызывал всё те же волны гнева и ярости, поднимающимися со дна желудка диковинным монстром, карабкающимся по гортани наверх, наружу, в надежде познать свет, струящийся из приоткрытых губ Дорте. Выпрыгнуть наружу и впиться женщине в лицо своими когтями. Но Дорте не посмела бы сопротивляться. Ни сейчас, ни до своей смерти.

Женщина рассказала, что голоса и лица будут приходить раз за разом. И нужно различать, кто из них настоящий, а кто плод безумного проклятья, отныне таящегося в крови Хансен. Она рассказала, как подавить гнев, живущий внутри вместе с голосами. И как вести себя с еще живыми, и с уже мертвыми.

-Твоё место в их числе. Делай то, что они прикажут. Говори то, что они хотят. Помни об Отце,- Кэролайн целомудренно поцеловала своё дитя в висок, обнимая её голову руками.- Теперь ты знаешь, что делать и куда идти.   

http://forumfiles.ru/files/0019/d1/d4/46726.png

Способности

Ментальные, Социальные, Физические.
Способности:
Внимательность. Дорте хорошо различает движения в уголках глаз, ей не обязательно рассматривать происходящие в комнате изменения прямым зрением, чтобы понимать, что именно произошло. В целом, она хорошо подмечает детали и пристально следит за интонациями и мимикой окружающих.
Изменение внешности. Быряшня выглядит ужасно, скажем прямо. Не каждый прохожий при виде неё не отшатнется. И если с чувством вкуса у Дорте сложилось не очень, то нанесением грима всё не так плохо. Она хорошо может замаскировать себя в приятную невзрачную женщину. Но предпочитает этого НЕ делать.
Исследования. Самое восхитительное место - там, где много информации. Дорте пока плохо обращается с компьютерами и смартфонами, поэтому поисковые системы ей чужды. Библиотеки - напротив. Чтение огромного количества книг приучило Дорте находить среди кучи мусора ту информацию, которая может быть особенно полезна.
Знание Мифов и Легенд. Дорте читала тысячи историй. Правдивых и не очень. Еще больше историй она слышала от голосов, которые приходили к ней. Все истории - чаще всего, сказания, легенды, бредовые фантазии уже умерших и забытых. Не совсем ясно, что из них было, а что - было выдумано.
Языки: Английский.

Дополнительно

Достоинства: Безобидность, Медиум.
Недостатки: Кошмары.
С собой: небольшая сумма денег, выданная сиром, ключи от заброшенного дома где-то на краю Лондона, нож.

http://forumfiles.ru/files/0019/d1/d4/10590.png

Планы на игру

Социализация персонажа, возможно, какие-то изменения его личности.
Меня интересует только социалки и квесты. Чем мрачнее и ужаснее ситуация в сюжете, тем лучше.

Связь с вами

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Как узнали о нас?

Пресловутый RPG-Top.

Выкладывая анкету, я выражаю согласие следовать правилам форума.

Отредактировано Dorte Hansen (2018-12-12 19:52:01)

+7

2

Код:
<!--HTML-->
<center><div class="overl">
<div class="overltitle">Добро пожаловать!</div>

<div class="bloodyt">
<div class="bltit">Доброй ночи.</div>

<div class="bltxt">Добро пожаловать в Лондон, где ходят монстры, притворяющиеся людьми - и люди, постепенно утрачивающие свою человечность.<br> 

Но прежде, чем пройти дальше, создай в своей теме три отдельных сообщения: <br> 
<b>отношения</b>, <b>хроники</b>, и <b>убежище</b>. <br> 
Их ты можешь заполнять по ходу игры не только для своего удобства, но и для своих соигроков.</div>

<div class="overltitle2">Обязательно отпишись, прежде чем начать игру, в следующих темах</div>
<div class="overltitle2">Если у тебя есть затруднения с началом игры, обрати внимание на следующие ссылки</div>
<div class="overltext2">

<a class="linkbl" href="http://londonbynight.rusff.ru/viewtopic.php?id=37#p142">Занятые внешности</a> <br>

<a class="linkbl" href="http://londonbynight.rusff.ru/viewtopic.php?id=38#p144">Вакансии</a> <br>

<a class="linkbl" href="http://londonbynight.rusff.ru/viewtopic.php?id=24#p79">Заполнение профиля</a> <br>

</div>

<div class="overltext2">

<a class="linkbl" href="http://londonbynight.rusff.ru/viewtopic.php?id=8#p33">После принятия</a> <br>

<a class="linkbl" href="http://londonbynight.rusff.ru/viewtopic.php?id=21#p76">Поиск партнера для игры</a> <br>


</div>


<div class="bltit2">И не забудь: мы делаем игру вместе. Твоя активность нам очень важна.</div>
<div class="bltitt">Приятной игры и вдохновения! </div>


</div>
</div>
</center>

+1

3

О Т Н О Ш Е Н И Я

0

4

Х Р О Н И К И

Отредактировано Dorte Hansen (2018-11-10 07:06:11)

0

5

У Б Е Ж И Щ Е

0


Вы здесь » Bloody London » Мертвые и забытые » Dorte Hansen, vampire [выбыла]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC